Гонорар успеха

Гонорар успеха

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. — 2018. — Т. 4 (70). № 2. — С. 264-270.

УДК 347.4

ДОГОВОР О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ «ГОНОРАРА УСПЕХА» В РОССИИ И ОПЫТ ДАННОГО ИНСТИТУТА В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

Ярошевская А. М., Бахриева З. Р.

Крымский федеральный университет им. В. И. Вернадского

В статье подчеркнуто, что в законодательстве Российской Федерации отсутствуют специальные положения по правовому урегулированию порядка оказания юридических услуг, исследуется правовая позиция высших судебных органов Российской Федерации и ее роль в вопросе регулирования отношений по договору возмездного оказания правовых услуг, анализируются основные позиции в отношении регулирования института «гонорара успеха» в России, констатируется неоднозначность подхода судебными органами Российской Федерации к вопросу взыскания «гонорара успеха». Отмечается позиция, занимаемая адвокатским сообществом в отношении «гонорара успеха». Исследуется зарубежный опыт регулирования института «гонорара успеха». Предлагаются способы решения коллизий и устранения пробелов в нормах действующего гражданского законодательства, регулирующих порядок и условия реализации права на квалифицированную юридическую помощь.

Ключевые слова: договор о предоставлении юридических услуг, гонорар успеха, адвокат, вознаграждение, оказание юридических услуг.

В своих предыдущих работах мы не раз упоминали о том, что в юридической практике юристы (адвокаты) используют такую модель договора о предоставлении юридических услуг, при которой заказчик (клиент) в случае вынесения судом решения в его пользу (достижения положительного для заказчика результата) обязуется выплатить исполнителю иное, более высокое вознаграждение. При этом так называемый «гонорар успеха» (синоним — «условное вознаграждение адвоката», «pactum de quota litis»), являясь весьма распространённым способом оплаты юридических услуг, до сих пор, так же, как и договорные обязательственные отношения по оказанию юридических услуг, не урегулирован законодателем.

В этой статье мы рассмотрим природу «гонорара успеха» и различные подходы к пониманию данного термина. Под этим понятием понимается определенное условие в договоре о предоставлении юридических услуг, в соответствии с которым исполнитель (адвокат, юрист, юридическая компания) принимает на себя обязанность осуществить определенное действие или деятельность, которые привели бы к тому, что называют «эффектом услуги». Таким эффектом может быть, например, вынесение судом решения об удовлетворении заявленного от имени заказчика иска, или, наоборот, об отказе в иске, предъявленном к заказчику.

Анализ имеющихся материалов, многочисленных исследований и публикаций, посвященных вопросу «гонорара успеха», свидетельствует о том, что в настоящее время «гонорар успеха» находится в поле особого внимания юридического сообщества, а вопрос его регулирования в правовой системе Российской Федерации остается одним из самых неоднозначных и обсуждаемых.

Свои позиции по данному вопросу выработали как адвокатское сообщество, так и высшие судебные инстанции Российской Федерации. И позиции эти различны. При этом стоит отметить, что Высший Арбитражный суд и Конституционный суд Российской Федерации пришли к схожим выводам.

Так, в 1999 году Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 2 своего Информационного письма от 29.09.1999 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» обозначил, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем», тем самым указав на фактическую невозможность взыскания с доверителя «гонорара успеха» .

В начале 2007 года к рассмотрению данного вопроса обратился и Конституционный Суд РФ, который вынес Постановление от 23.01.2007 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева». При этом Конституционный Суд РФ посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования, так же как и реализация гражданских прав и обязанностей не может предопределять конкретные решения и действия органов государственной власти и должностных лиц», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора на оказание юридических услуг. «Гонорар успеха» оставлен без судебной защиты, вместе с тем дано конституционно-правовое толкование норме статьи 779 Гражданского Кодекса РФ как не допускающей возможности включения в договор оказания юридических услуг условия о «гонораре успеха» . Таким образом, подтверждена жесткая позиция высших судебных инстанций Российской Федерации о недопустимости выплаты условных вознаграждений адвокатов в практике юридического обслуживания.

Как считают многие представители адвокатского сообщества, указанное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.01.2007 окончательно признало условие о «гонораре успеха» недействительным, а позиция высших судебных инстанций Российской Федерации истолковывается как полный и безусловный запрет данного института.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что трое судей Конституционного Суда РФ (Н. С. Бондарь, Г. А. Гаджиев и А. Л. Кононов) выразили по данному вопросу особое мнение, которое противоречило мнению большинства. Кроме того, Конституционный суд Российской Федерации окончательную точку в вопросе признания или непризнания «гонорара успеха» так и не поставил, обозначив при этом, что его признание может быть разрешено законодателем, и указав в своем Постановлении от 23.01.2007 № 1-П, что «…не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о

порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь» .

В начале 2014 года, перед своим «слиянием» с Верховным судом РФ, Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации вновь высказал свою позицию в отношении регулирования «гонорара успеха» и в своем постановлении от 04 февраля 2014 года № 16291/10 указал следующее: «Законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Следовательно, стороны договора возмездного оказания услуг вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку Российской Федерации)» . Фактически Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации отметил, что «гонорар успеха» может считаться незаконным в случае, если его выплата связана исключительно с решением по делу, а не с действиями исполнителя (адвоката).

Стоит отметить, что в конце 2016 года Конституционный Суд РФ снова занял позицию против признания «гонорара успеха». Так, своим Определением от 29.09.2016 № 2067-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению гражданки Бутенко Натальи Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав статьей 168, пунктом 1 статьи 779 и пунктом 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации» он отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бутенко Н. Е., которая пыталась взыскать задолженность за оказанные юридические услуги, фактически -«гонорар успеха». Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил свою позицию, в соответствии с которой «не предполагается удовлетворение требований исполнителя о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг, если данное требование обосновывается условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем» .

Вместе с тем нельзя не отметить, что, вопреки тому, что допустимость «гонорара успеха» остается проблемным вопросом регулирования оплаты юридической помощи, наблюдается изменение вектора судебной практики от полного запрета данного условия до условного допущения с рядом немаловажных оговорок.

В целом из-за неоднозначности позиции законодателя судебная практика по данному вопросу крайне противоречива. Более распространенной позицией в арбитражной практике по разрешению споров, касающихся выплаты «гонорара успеха», является отказ во взыскании условного вознаграждения и признание условия о нем ничтожным. Однако иногда условие о «гонораре успеха» признается судами допустимым и подлежащим судебной защите. Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 ноября 2014 года № Ф07-8837/14 по делу № А56-6239/2014:

«…По мнению подателя кассационной жалобы, условие пункта 4.3 является ничтожным, поскольку действующее законодательство не позволяет ставить выплату вознаграждения по договору и его размер в зависимость от будущего решения суда.

Между тем указанная позиция не основана на нормах действующего законодательства.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4 статьи 421 ГК РФ).

Законодательство Российской Федерации в отношении договоров возмездного оказания услуг не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю. Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать любые условия выплаты вознаграждения, в том числе в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от их результата, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку Российской Федерации)» .

Имеются и другие примеры, когда суды принимали решения о взыскании «гонорара успеха» с проигравшей стороны, правда, при этом делалась оговорка о его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.02.2014 № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС СевероЗападного округа от 17.05.2010 № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009). Преимущественно решения в пользу выплаты «гонорара успеха» принимал Арбитражный суд города Москвы (Решения Арбитражного суда г. Москвы от 26.07.2011 по делу № А40-28035/2011-104-239, от 28.02.2011 по делу № А40-1178/11-6-10, от 03.03.2011 по делу № А40-1177/11-28-10).

А какую же позицию в отношении «гонорара успеха» занимает адвокатское сообщество?

Согласно пункту 3 статьи 16 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) (ред. от 20.04.2017), «Адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия , в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера» . Кроме этого, подпунктом 3.1. этой же статьи признается право адвоката «принимать денежные средства в оплату юридической помощи по соглашению за доверителя от третьих лиц (с ведома доверителя)» . В этой связи стоит отметить, что Кодекс профессиональной этики адвоката является обязательным для каждого адвоката правилом поведения при осуществлении адвокатской деятельности в силу пункта 2 статьи 4 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» .

Зададимся вопросом: какие преимущества и недостатки имеются у института «гонорара успеха»?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Большинство представителей адвокатского сообщества считает, что работая за «гонорар успеха», у них формируется мощнейшая мотивация работать на положительный (позитивный) с точки зрения заказчика результат. В то же время у «гонорара успеха» имеются аргументы около/вне правового поля. Во-первых, выигрыш процесса может подтолкнуть к сговору с недобросовестными судьями и сформировать почву для коррупции. Во-вторых, это может привести к росту стоимости юридических услуг в целом. В-третьих, адвокат будет стараться не браться за так называемые «невыигрышные» дела.

В заключение интересным было бы обратиться к зарубежному опыту регулирования института «гонорара успеха». Анализ различных правовых систем мира свидетельствует о том, что существует несколько подходов к вопросу «гонорара успеха», которые основаны на различных принципах его регулирования.

Например англосаксонская система права, к которой относятся такие страны как США, Англия, Канада и Австралия, исходит из того, что соглашение о юридической помощи может содержать любые условия, в том числе и условия о «гонораре за успех». Для англосаксонской системы права в основном свойственно разрешение «гонорара успеха» в целом, за исключением отдельных категорий дел (уголовных и семейных), и характерно регулирование на принципе «разрешено, что не запрещено».

Романо-германская система права, которая в большей степени получила распространение в странах континентальной Западной Европы (прежде всего Франция, Германия и Австрия), пошла путем установления почасовых ставок оплаты труда адвокатов. Для романо-германской системы права свойственно разрешение «гонорара успеха» в определенных случаях, обозначенных в законе. При этом, не отрицая возможность получения адвокатом «гонорара за успех», на практике такое положение не приветствуется. В этом случае принцип регулирования прямо противоположный: «Запрещено все, что не разрешено».

Как мы видим, тенденции в различных странах разнонаправленные. При этом в современном мире дискуссия по вопросу регулирования «гонорара успеха» идет почти везде, в том числе в Российской Федерации.

Разумеется, в связи с этим представляется актуальным и полезным принятие специального законодательства, которое регулировало бы порядок и условия реализации права на квалифицированную юридическую помощь, о чем упоминал Конституционный суд Российской Федерации в своем Постановлении от 23.01.2007 № 1-П.

Список литературы:

1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг». Справочно-правовая система «Консультант Плюс» — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_24669/, свободный. — Загл. с экрана.

2. Информационно-правовой портал legalacts.ru «Законы, кодексы и нормативно-правовые акты в Российской Федерации» : база данных содержит обновляемые нормативно-правовые акты законодательства Российской Федерации и судебных актов, принятых судами Российской Федерации различного уровня, на основании действующего законодательства РФ. — Режим доступа: http://legalacts.ru/doc/postanovlenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-23012007-n/, свободный. — Загл. с экрана.

4. Информационно-правовой портал legalacts.ru «Законы, кодексы и нормативно-правовые акты в Российской Федерации» : база данных содержит обновляемые нормативно-правовые акты законодательства Российской Федерации и судебных актов, принятых судами Российской Федерации различного уровня, на основании действующего законодательства РФ. — Режим доступа: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-29092016-n-2067-o/, свободный. -Загл. с экрана.

6. Информационно-правовой портал legalacts.ru «Законы, кодексы и нормативно-правовые акты в Российской Федерации» : база данных содержит обновляемые нормативно-правовые акты законодательства Российской Федерации и судебных актов, принятых судами Российской Федерации различного уровня, на основании действующего законодательства РФ. — Режим доступа: http://legalacts.ru/doc/kodeks-professionalnoi-etiki-advokata-prinjat-vserossiiskim-sezdom/, свободный. — Загл. с экрана.

7. Информационно-правовой портал legalacts.ru «Законы, кодексы и нормативно-правовые акты в Российской Федерации» : база данных содержит обновляемые нормативно-правовые акты законодательства Российской Федерации и судебных актов, принятых судами Российской Федерации различного уровня, на основании действующего законодательства РФ. — Режим доступа: http://legalacts.ru/doc/federalnyi-zakon-ot-31052002-n-63-fz-ob/, свободный. — Загл. с экрана.

Key words: contract of rendering of legal services, success fee, attorney, fee, rendering of legal services.

Spisok literatury

://legalacts.ru/doc/kodeks-professionalnoi-etiki-advokata-prinjat-vserossiiskim-sezdom/, svobodnyy. — Zagl. s ekrana.

С 1 марта 2020 года в России будет легализован «гонорар успеха» в качестве условия оплаты юридической помощи. Ранее он не был закреплен в законе, а Конституционный суд РФ (КС) в 2007 году высказывался против принудительного взыскания этого вознаграждения, поэтому использование такого инструмента было крайне затруднительно. Теперь практика должна измениться. Пока поправки дают право на «гонорар успеха» только адвокатам и лишь в сфере гражданских дел. Но опрошенные «Ъ” эксперты не исключают, что КС может разрешить их и для юристов без адвокатского статуса.

Госдума одобрила в третьем чтении изменения в закон об адвокатуре. Самой ожидаемой юридическим сообществом новостью стало разрешение ставить размер вознаграждения адвоката в зависимость от результата оказания им юридической помощи. Такая форма оплаты известна в мировой практике как «гонорар успеха».

Предполагается, что в России этот инструмент будет легализован с 1 марта 2020 года, но только для адвокатов и только по гражданским делам. В Великобритании, США и Канаде «гонорар успеха» всегда был разрешен, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай, в Западной Европе был период запрета, но сейчас инструмент также широко применяется.

В отсутствие законодательного регулирования правомерность «гонорара успеха» в России оценивалась судебной практикой. Глава адвокатского бюро КИАП Андрей Корельский говорит, что «в целом позиция высших судебных инстанций выражалась негативно». «Определение КС в 2007 году практически закрыло возможность использовать «гонорар успеха», даже налоговые органы стали считать такие выплаты заказчика юристам необоснованными расходами»,— поясняет партнер МЭФ PKF Александр Овеснов. «В контрактах консультантов условия о «гонораре успеха» встречались регулярно, но взыскать его в суде, если клиент отказывался платить, было крайне сложно. Более того, попытки судиться за «гонорар успеха» часто приводили многих адвокатов в дисциплинарные комиссии»,— рассказывает Андрей Корельский.

Как «гонорар успеха» может помочь развитию судебного инвестирования

Неудивительно, что юристы поправки поддерживают. «Это создает больше экономических возможностей и для адвоката, и для его доверителя, расширяется вариативность этих отношений. Когда адвокат оказывает помощь на условиях «гонорара успеха», он своим трудом финансирует судебный процесс»,— отмечает глава Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко. Господин Овеснов при этом полагает, что поправки нужно было вносить в положения Гражданского кодекса РФ (ГК) о возмездном оказании услуг, поскольку КС оценивал именно эти нормы. Но Юлий Тай уточняет, что КС дал право федеральному законодателю в будущем прописать «гонорар успеха» в рамках закона о праве на квалифицированную юридическую помощь, что и сделано.

Чаще всего на условиях «гонорара успеха» работают судебные юристы. С октября представлять интересы в российских судах могут только лица, имеющие высшее юридическое образование. Адвокаты имеют монополию лишь на уголовные дела. В связи с этим возникает вопрос, можно ли распространить право на получение «гонорара успеха» на юристов без статуса адвоката. «Если следовать буквальному толкованию закона, то нет. Это еще одно преимущество адвокатского статуса»,— подчеркивает Андрей Корельский. Господин Овеснов уверен, что способы оплаты юридических услуг должны быть единообразными для всех, «иначе возникает дискриминация».

Юристы и адвокаты сходятся во мнении, что на фоне этих вопросов можно ожидать обращения в КС за оценкой новых норм. По мнению большинства опрошенных «Ъ” экспертов, КС вряд ли признает статью неконституционной, но может разрешить «гонорар успеха» и для «неадвокатов». Юлий Тай не видит особых препятствий для этого, но обращает внимание на возможные злоупотребления в случае расширения применения гонорара успеха: «С клиента могут взять слишком большой процент с выигрыша, обмануть его, что дело сложное, а оно простое. У адвоката есть кодекс профессиональной этики, на него можно пожаловаться в комиссию. Для юристов тогда тоже необходимы механизмы, защищающие от рвачества». Андрей Корельский добавляет, что те же поправки предусматривают лишение лица права на судебное представительство при лишении его адвокатского статуса, но «у юристов такой проблемы нет».

Арбитражная группа

Вопрос о возможности выплаты юристам гонорара успеха широко обсуждается в адвокатском сообществе. В понедельник, 30 сентября, это обсудят на рабочей группе в Госдуме, заявлял Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. В ходе недавней пресс-конференции он заявил, что поддерживает законодательное закрепление возможности такой выплаты для юридического представителя. А эксперты уверены, что это может стать одним из двигателей института групповых исков, который заработает в России с 1 октября («На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски»). Юрист Цессия вместо гонорара успеха: как юристы «маскируют» вознаграждения Но изначально разобраться, имеет ли право юрист указать условие о гонораре успеха в договоре с клиентом, пришлось судам. Четыре инстанции, включая Верховный суд, отказавшийся рассмотреть кассационную жалобу на определение, признали, что это законно. ООО «Центр защиты коммерческой тайны «Инфотайн» обратилось с иском в АС Челябинской области к ООО «Научно-производственная компания «Волвек Плюс», чтобы взыскать долг в 832 000 руб. и неустойку по договору об оказании юридических услуг (дело № А76-26478/2018). Истцы должны были представлять ответчика в споре, касающемся интеллектуальной собственности. В договоре было указано, что заказчик услуг оплачивает их на условиях, предусмотренных договором, а по договору юристам должны были заплатить 60 000 руб. и дополнительное вознаграждение – 10% от суммы, которую получится взыскать в суде в пользу заказчика, или от суммы в мировом соглашении, если стороны смогут к нему прийти. Фактически это условие представляло собой гонорар успеха. Гонорар успеха надо было выплатить в течение пяти месяцев после получения исполнительного листа клиентом юристов. По итогу спора (дело № А76-16920/2017) иск удовлетворили полностью и взыскали в пользу компании «Волвек Плюс» 7,32 млн руб. «Инфотайн» и «Волвек Плюс» подписали документ, подтверждающий, что заказчик получил решение суда и исполнительный лист, принял работу и не имеет претензий к представителям, которые должны были получить за работу 732 000 руб. В этом сюжете

  • Павел Крашенинников выступил за гонорар успеха для адвокатов 24 сентября, 15:13
  • Групповые иски, медиация и гонорары успеха: как изменится судебный процесс 29 ноября, 10:58

Однако заказчики не заплатили юристам, а когда те пошли в суд, чтобы добиться согласованной выплаты, ссылались на ничтожность пункта договора, предполагающего выплату гонорара успеха. В частности, они аргументировали свою позицию п. 3.3 Постановления Конституционного суда № 1-П от 23 января 2007 года, где указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу, но при этом вправе исчислять размер вознаграждения в процентах от цены иска. В первой инстанции, АС Челябинской области, судья Ирина Костарева признала, что аргумент несостоятельный.
«Спорный пункт договора не обуславливает выплат вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Он предусматривает выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении», – объясняет судья в решении.

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам Конституционного суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным – здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью и взыскали с ответчика основной долг – 732 000 руб., а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900 000 руб. Решение устояло еще в двух инстанциях: в 18-м ААС и АС Уральского округа.

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

Полагаем, что это делает гонорар успеха полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

  • Верховный суд РФ

Галина Ткаченко.

Начальник юридического отдела.

Электронная почта: myau85@mail.ru

Гонорар успеха широко распространен на практике. Говоря о нем, подразумевают, что вся оплата за услуги или ее часть передается исполнителю при достижении определенного результата. Как правило, это заключение исполнителем сделки с третьим лицом или вынесение судом положительного решения в пользу заказчика услуги. Однако на сегодняшний день сложилась такая ситуация, что если заказчик услуги откажется платить добровольно, то получить причитающееся через суд исполнитель сможет не всегда. О том, какую позицию заняли высшие судьи и о том, как обойти «подводные камни» при формулировке условий договора о гонораре успеха, речь пойдет ниже.

Анализ судебной практики о гонораре успеха

29 сентября 1999 г. в информационном письме № 48 ВАС РФ высказался весьма определенно, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)».

КС РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П в пункте 3.3 разъяснил, что «..включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (пункт 2 статьи 1 ГК РФ), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей..».

Таким образом, высшие суды заняли весьма категоричную позицию. Однако не все были согласны с данной точкой зрения. В особом мнение судьи Конституционного суда РФ А.Л. Кононова (издано вместе с Постановлением от 23.01.2007г. №1-П) написано, что «..достигнутое по обоюдному соглашению сторон условие договора возмездного оказания правовых услуг в делах об имущественных спорах, когда вознаграждение устанавливается в долях или процентах от удовлетворенной суммы иска, соответствует юридической природе подобного договора, не имеет законного ограничения и должно подлежать судебной защите».

Тем не менее, долгое время суды принимали следующие решения:

  1. Требование исполнителя о взыскании вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не подлежит удовлетворению, если выплата вознаграждения зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято.

Примечательно Постановление ФАС Московского округа от 15.06.2010 N КГ-А40/4882-10 по делу N А40-136500/09-21-954. В данном деле первая и апелляционная инстанции взыскали гонорара успеха и указали, что стороны свободны в определении условий договора, и пришли к выводу, что стороны правомерно установили размер стоимости услуг, определив его применительно к сумме, взысканной судом. Но кассационная инстанция посчитала, что данные выводы являются неверными со ссылкой на вышеизложенные позиции ВАС РФ и КС РФ.

  1. Условие договора возмездного оказания услуг о «гонораре успеха» является ничтожным.

Например, Определение ВАС РФ от 07.12.2012 N ВАС-16016/12 по делу N А64-3129/2011. Суд пришел к выводу, что «условие договора о вознаграждении, обусловленное принятием судебного акта, является в силу статьи 168 Гражданского кодекса недействительным, в связи с чем в соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью..».

Несколько смягчилась позиция судов только в конце 2007 года. 05 декабря Президиум ВАС РФ в пункте 6 информационного письма № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» высказался следующим образом:

«..6. При выплате представителю вознаграждения, обязанность по уплате и размер которого были обусловлены исходом судебного разбирательства, требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению с учетом оценки их разумных пределов.

Таким образом, для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы. Независимо от способа определения размера вознаграждения (почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска) и условий его выплаты (например, только в случае положительного решения в пользу доверителя) суд, взыскивая фактически понесенные судебные расходы, оценивает их разумные пределы».

Фактически суд сделал вывод о том, что исполнитель имеет право на вознаграждение (хотя и в сумме, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, с учетом совершенных им действий), даже если выплата вознаграждения поставлена в зависимость от исхода судебного разбирательства. Так ФАС Уральского округа в Постановлении от 02.04.2013 N Ф09-1720/13 по делу N А50-20651/11 пишет, что «..Суды, установив, что условиями договора … установлен размер оплаты услуг представителя в зависимости от решения суда, которое будет принято в будущем («гонорар успеха»), пришли к обоснованному выводу о том, что размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности) и его (вознаграждения) разумных пределов..».

Изучая вышеуказанные постановления, можно проследить, как постепенно менялась позиция ВАС РФ с отказов во взыскании гонорара успеха и признании условий о гонораре успеха ничтожным, к позиции «размер вознаграждения необходимо определять в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ».

В дальнейшем в судебной практике появились решения, по которым удовлетворялись требования о взыскании «гонорара успеха». Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.11.2014 по делу N А56-6239/2014:

«… По мнению подателя кассационной жалобы, условие пункта 4.3 является ничтожным, поскольку действующее законодательство не позволяет ставить выплату вознаграждения по договору и его размер в зависимость от будущего решения суда.

Между тем указанная позиция не основана на нормах действующего законодательства.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4 статьи 421 ГК РФ)..».

Кроме того, стоит отметить, что были и дела, в которых суд делал вывод, что договором может быть предусмотрено условие об определении цены в зависимости от достижения результата оказания услуг, но при этом была оговорка — кроме договоров, в которых результат оказанных услуг находится в зависимости от действий и решений органов государственной власти и судов. Приведу в качестве примера Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2014 по делу N А06-2737/2013. А также процитирую Постановление ФАС Московского округа от 31.05.2012 по делу N А40-72263/11-21-611:

«…Вывод судов о ничтожности условия договора о порядке выплаты вознаграждения (раздел 4) является ошибочным в связи со следующим..

..Обосновывая вывод о недействительности положений договора, касающихся определения порядка расчетов, суды сослались на правовую позицию, выраженную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.01.2007 N 1-П, Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», что является ошибочным, поскольку в них рассматривались вопросы ценообразования, касающиеся исключительно одного из видов услуг — правовых услуг (представительство в суде), в то время как в настоящем деле предметом обязательств являлись посреднические услуги, лежащие исключительно в сфере коммерческих отношений.

Все обоснование невозможности закрепить порядок оплаты по принципу «гонорар успеха» основывалось на особом характере услуг по представительству интересов клиента в суде.

В то же время в отношении иных услуг, в том числе правовых, но не связанных с судебной деятельностью, в которых отсутствует элемент публичности (зависимости о действий, решений органов государственной власти), какие-либо ограничения отсутствуют..».

Отдельно остановлюсь на еще одном направлении, по которому пошла судебная практика — это дела, в которых суммы вознаграждения (в том числе гонорара успеха) были согласованны сторонами в акте приема-передачи услуг. В таких случаях суды решали, что вознаграждение уплачивается исполнителю, даже если в договоре его выплата поставлена в зависимость от принятия решения государственным органом или судом. То есть если заказчик подписал акт и принял услуги, то суды вставали, как правило, на сторону исполнителя. Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 31.07.2009 по делу N А49-6037/2008 написал:

«..Двусторонним актом приема-передачи выполненных работ от 19.07.2006 ответчик подтвердил факт выполнения истцом указанных в нем работ и согласовал цену, по которой эти работы подлежат оплате.

При таких обстоятельствах размер вознаграждения, установленный в акте от 19.07.2006 и оплаченный ответчиком не в полном объеме, правомерно взыскан судом в пользу истца…»

Не менее интересно в качестве примера Определение ВАС РФ от 04.03.2009 N 17483/08 по делу N А41-3211/08. Процитирую:

«…Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что стоимость услуг определяется в размере 10% от сэкономленных средств в пользу клиента по результатам судебного разбирательства.

Ссылаясь на акт приема-сдачи выполненных по договору услуг от 15.10.2007, согласно которому стоимость оказанных исполнителем услуг составила 105 401 рубль, и на наличие задолженности за клиентом, ООО «Юристы Столицы» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая заявителю в удовлетворении встречного иска, суды руководствовались статьей 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, и исходили из того, что признание условия договора о стоимости оказываемых исполнителем услуг (пункт 3.1) недействительным (ничтожным) не влечет само по себе недействительность всей сделки.

Поскольку из содержания акта приема-сдачи оказанных услуг не следовало, что размер указанного в нем вознаграждения определялся в соответствии с пунктом 3.1 спорного договора, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания его недействительным..».

Исходя из анализа вышеизложенной судебной практики, можно говорить о том, что суды склоняются к тому, что гонорар успеха можно и нужно взыскивать. В подтверждение данной позиции можно привести так же цитаты из Определения СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167:

«…Как следует из условий раздела 4 договора, уплата комбинатом адвокатам 3 000 000 руб. поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела (1 500 000 руб. за первую инстанцию и по 750 000 руб. за апелляционную и кассационную инстанции), не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые учтены в пунктах 4.1, 4.2 и 4.5 договора.

Указанные дополнительные суммы по существу являются вознаграждением, уплачиваемым комбинатом юридическому бюро за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу Максимовой М.Н. в удовлетворении иска, то есть признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения…»

Суд, конечно, не пишет напрямую, что гонорар успеха можно взыскивать и по договорам, ставящим размер оплаты услуг в зависимости от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Но хотя бы не говорит, что условия о гонораре успеха ничтожны, и отмечает, что такое вознаграждение можно квалифицировать как премирование.

Нижестоящие суды уже взяли на «вооружение» указанные выводы, сделанные в Определении СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Например, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 3 марта 2015 г. по делу N А61-1199/2013.

Тем не менее, стоит обратить внимание на то, что в двух последних указанных судебных актах, речь шла о взыскании судебных расходов, и гонорар успеха рассматривался как часть расходов истца. То есть это не дела о взыскании именно гонорара успеха. Поэтому поскольку пока нет четких разъяснений относительно судьбы гонорара успеха, считаю необходимым изложить нижеследующие рекомендации по оформлению условий договора о гонораре успеха.

Рекомендации по снижению рисков Исполнителя

1. Первое, что приходит на ум при размышлениях о том, как получить гонорар успеха, если непонятно как поведет себя суд, это мысль — получить его заранее, как предварительную оплату по договору.

Пример условий договора:

«Стоимость услуг по настоящему договору составляет ____рублей.

Кроме того, Заказчик выплачивает Исполнителю дополнительное вознаграждение в размере ___% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу Заказчика».

При этом Заказчик обязуется перечислить Исполнителю дополнительное вознаграждение в качестве предварительной оплаты в размере ______рублей.

Стороны договорились, что если, несмотря на усилия Исполнителя, в пользу Заказчика не будет взыскана сумма_____, то предварительная оплата возвращается Исполнителем Заказчику в течение трех рабочих дней с момента получения требования от Заказчика».

2. Если ваш клиент категорически против аванса по договору, то нужно избегать условий договора, по которым вознаграждение определяется исключительно в процентах от взысканной суммы. Стоит указать основную стоимость услуг в фиксированном размере, а оставшуюся часть в процентах от суммы, взысканной в пользу Заказчика. Конечно, вторая часть оплаты похожа на гонорар успеха. Однако можно будет говорить о том, что это премирование Исполнителя со ссылкой на Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 февраля 2015 г. N 309-ЭС14-3167.

  1. Обязательно подписывайте с Заказчиками акты оказанных услуг. Как вы уже видели в тексте настоящей статьи, это весомый довод в пользу Исполнителя. При наличии подписанного обеими сторонами акта весьма вероятно, что суд примет решение о взыскании гонорара успеха.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *