Малозначительность деяния и ее критерии

Малозначительность деяния и ее критерии

Понятие малозначительности деяния. Условия признания деяния малозначительным

В ч. 2 статьи 14 УК РФ указано, что малозначительное деяние не является преступлением в силу того, что не представляет общественной опасности (по ее количественному критерию), хотя формально содержит признаки какого-либо конкретного деяния, предусмотренного в Особенной части УК РФ. Таким образом, малозначительное деяние не является преступлением при наличии двух условий:

  • деяние формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ;
  • деяние не представляет общественной опасности.

Вопрос о признании малозначительности деяния относится к компетенции следствия и суда. Уголовное дело в случае малозначительности деяния не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления по признакам п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Совершение деяния, признанного малозначительным, может квалифицироваться как административное или иное правонарушение.

Малозначительным может быть лишь умышленное преступление, не могут быть малозначительными неосторожные преступления. Малозначительные деяния возможны лишь в умышленных преступлениях небольшой тяжести.

Малозначительность как свойство предполагает, что деяние не причинило вред и не создавало угрозы его причинения. Признак этот весьма оценочный, требующий от правоприменительных органов учета всех фактических обстоятельств, образующих объективный и субъективный критерий малозначительности.

Критерии малозначительности

Малозначительность деяния определяется объективным и субъективным критериями.

Объективный критерий предполагает, что в содеянном наличествуют признаки состава преступления.

Субъективный критерий предполагает наличие обстоятельств, влияющих на определение степени общественной опасности преступления, например: недоведение преступления до конца, не особо активная роль лица в содеянном при совершении преступления в соучастии, минимальный размер ущерба, мотивы, цели и проч.

Например, кража (ст. 158 УК РФ) может быть признана малозначительным деянием, если сумма похищенного составила более 2500 рублей (объективный критерий), при этом кража совершена на сумму 2501 рубль лицом, исполнившим не особо активную роль в преступлении (субъективный критерий).

В то же время, кража, совершенная на сумму 2500 рублей и менее не может быть признана малозначительным деянием, поскольку в силу ст. 7.27 КоАП РФ образует мелкое хищение и не подпадает под признаки ст. 158 УК РФ.

Если же виновный стремился похитить крупную сумму денег, но по не зависящим от него обстоятельствам не смог этого сделать, малозначительность деяния отсутствует, деяние должно быть расценено как покушение на хищение в крупном размере.

Признаки малозначительности и смягчающие обстоятельства

Следует согласиться с позицией тех ученых, которые полагают, что признак малозначительности относится к содержанию деяния и не должен включать в себя обстоятельства, смягчающие ответственность.

Таким образом, для целей признания деяния малозначительным учитываются признаки, которые проявились в совершенном деянии: способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица, направленность умысла, объем совершенных действий и т.д.).

Не учитываются для признания деяния малозначительным обстоятельства, не проявившиеся в деянии: чистосердечное раскаяние лица после совершения преступления, добровольное возмещение причиненного ущерба, образ жизни виновного до совершения преступления, семейное положение и т.д.). Однако данные обстоятельства могут быть признаны смягчающими обстоятельствами при назначении наказания, но при определении малозначительности деяния учитываться не должны.

Малозначительность деяния. Судебная практика

Хранение единичного патрона – малозначительное деяние

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2011 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2011) приведен следующий пример признания деяния малозначительным.

«Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Судом установлено, что 28 марта 2009 г. З. нашел один патрон калибра 7,62 мм, который, по заключению эксперта, является боеприпасом к нарезному охотничьему огнестрельному оружию, принес его домой и незаконно хранил в квартире. Указанный патрон был обнаружен и изъят 6 апреля 2009 г. во время обыска.

По приговору суда (с учетом внесенных изменений) З. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор суда, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Признавая З. виновным в незаконных приобретении и хранении боеприпаса — единичного патрона калибра 7,62 мм, суд не дал оценки тому обстоятельству, что З. никакого оружия не имел, приобрел (нашел) патрон случайно и при этом не придавал никакого значения его нахождению (хранению) в своей квартире.

Кроме того, суд в приговоре не привел данных, свидетельствующих о том, что З. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия отменила приговор суда с прекращением дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления и признала за З. право на реабилитацию».

Хранение ружья – малозначительное деяние

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год» содержатся следующие разъяснения:

«Некоторые суды, в частности, не учитывают положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, в соответствии с которыми не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признак какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Так, Ноябрьский городской суд Тюменской области признал Е. виновным в незаконном приобретении и хранении охотничьего ружья и патронов к нему и осудил его по ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом суд не принял во внимание то, что действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку, как установлено по делу, Е. не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него. Действия Е. не представляли опасности для общества и не создавали угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Судебная коллегия дело в отношении Е. прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя в отношении Л. в части осуждения его по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменен и дело в этой части прекращено в связи с добровольной выдачей им незаконно хранившегося у него огнестрельного оружия и боеприпасов».

Кража парфюмерии – малозначительное деяние

В Постановлении Президиума Брянского областного суда от 22.08.2018 N 44У-69/2018 суд, придя к выводу о малозначительности хищения, указал следующее:

«Как усматривается из приговора, Ж. с целью кражи взяла следующий товар: крем-пудру «Max Factor CremePuff» стоимостью 282,58 руб., фонарик «Фотон» стоимостью 68 руб., туалетную воду «Lacoste De Lacoste» стоимостью 1986,1 руб. и парфюмированную воду «M Celvin Klein Euphoria» стоимостью 2273,22 руб.

Квалифицируя действия осужденной как покушение на кражу, суд первой инстанции не учел вид похищенного имущества и размер материального ущерба, который мог быть причинен собственнику; факт того, что преступление виновной не было доведено до конца и похищенное в полном объеме возвращено потерпевшему, который является крупным торговым предприятием — ТК «Лента» с соответствующим товарооборотом; не привел мотивов, по которым счел, что действия Ж. являются достаточно общественно опасными для того, чтобы признать содеянное преступлением.

С учетом вышеизложенных обстоятельств президиум находит, что преступные действия осужденной в силу своей малозначительности не представляют общественной опасности, следовательно, не являются преступлением, в связи с чем приговор подлежит отмене, а уголовное дело — прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ с признанием за Ж. права на реабилитацию в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 133 УПК РФ».

Растрата – малозначительное деяние

В Постановлении Московского городского суда от 16.10.2017 N 4у-6263/2017, суд пришел к выводу о малозначительности совершенной растраты денежных средств по предварительному сговору. Указано, в частности, следующее:

«Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 июня 2017 года приговор суда в отношении К. и Ш. отменен, производство по уголовному делу прекращено на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ.

К. и Ш. обвинялись в совершении растраты, т.е. хищении чужого имущества, вверенного им, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

… Суд апелляционной инстанции на основании исследованных материалов дела установил, что причиненный К. и Ш. ущерб в размере 15 000 рублей не причинил существенного вреда интересам Колледжа и Департаменту образования г. Москвы, учел что заявленный штраф еще до возбуждения уголовного дела уже был возвращен на счет колледжа, в связи с чем пришел к правильному выводу о том, что действия К. и Ш. с учетом их объективной стороны, мотивов и целей свидетельствует об их малозначительности, исключающей в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ привлечение совершивших это деяние лиц к уголовной ответственности.

При изложенных обстоятельствах прихожу к выводу, что отмена обвинительного приговора и прекращение уголовного дела в отношении К. и Ш. в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ судом апелляционной инстанции надлежащим образом мотивированы, вследствие чего оснований для удовлетворения кассационного представления не имеется».

Вылов одной особи рыбы, занесенной в Красную книгу – малозначительное деяние

В Постановлении Президиума Сахалинского областного суда от 07.10.2016 по делу N 44У-61/2016, признавшего малозначительным незаконную добычу особо ценных водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ, указывается следующее:

» … характер общественной опасности зависит от объекта посягательства, формы вины, категории преступления, а степень общественной опасности определяется обстоятельствами содеянного (степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда, ролью подсудимого, а также данными, характеризующими личность).

Указанные требования закона судом при принятии решения в полном объеме не учтены.

Так, Ч.Д.А. осужден по ч. 1 ст. 258.1 УК РФ за незаконную добычу особо ценных водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации.

При разрешении вопроса о малозначительности деяния учитываются реально наступившие вредные последствия, способ совершения, форма вины, мотив и цель.

При выяснении всех этих обстоятельств судом установлено, что Ч.Д.А. выловил одну особь сахалинского тайменя при помощи спиннинга, который не является предметом истребления рыбы. При этом из установленных судом фактических обстоятельств следует, что действия Ч.Д.А. носят единичный характер, не повлекли причинение существенного ущерба рыбным запасам, не оказали влияния на водный объект как на место нереста рыб.

При таких обстоятельствах вылов сахалинского тайменя длиной 48 см., хотя и занесенного в Красные книги Российской Федерации и Сахалинской области, но в количестве одной особи, способом добычи, который не является опасным для рыбных ресурсов, в силу малозначительности не может представлять общественной опасности».



Категория «малозначительность деяния» является одной из наименее теоретически обоснованных в отечественном уголовном праве. Об этой категории всегда говорят попутно, раскрывая понятие преступления. Важно отметить, что правовая природа малозначительности настолько специфична и неоднозначна, что ей можно было бы уделить гораздо больше внимания. Для российской юридической науки в отношении малозначительности деяния в уголовном праве характерны неопределенность, расплывчатость критериев и т. д.

В зависимости от господствовавших в обществе и государстве основополагающих идей, взглядов и «курсов» малозначительность деяния рассматривалась и наказывалась по-разному. Особенно наглядно эти моменты проявляется в советский период развития российского общества. Ярким примером этого служат наказания за мелкие хищения социалистической собственности. По своей «тяжести», они приравнивались к наказанию за умышленное убийство в соответствии с приоритетным направлением, которое заключалось в особой охране социалистической собственности.

Принято считать, что одним из самых древних памятников русского права является «Русская Правда». В данном документе были отражены лишь наиболее серьезные преступления, характерные для того времени, например против общественного порядка, против собственности и т. д. Остальные же категории преступлений находились за пределами «Русской Правды». Нельзя исключать, что категория преступлений, относящихся к малозначительным деяниям, может быть и существовала, но составители осознанно не включили ее в документ и не детализировали ее признаки. Таким образом, можно сделать вывод, что общество выступало за идею примирения за малозначительные деяния.

Аналогичным образом поступали составители таких исторических памятников права, как Псковская и Новгородская судные грамоты, они выносили на «княжеский суд» такие виды хищений, как кража скота, кража сена, увод коня, кража чего-либо из церкви, и т. д. Тем не менее, многие нарушения были оставлены на откуп местным «органам правопорядка» либо непосредственно общине .

Схожие нормы были включены в Судебник 1497 года «Великого князя Ивана Васильевича». Здесь мы выделяем единственный квалифицирующий признак — незначительность деяния. Законодатель исходил из того, что ввиду малозначительности стороны могли сами примириться, а общество способствовало им в этом .

Практически все досоветские юридические источники права не наделяют малозначительность деяния какими-либо признаками. Лишь в ч. 3 ст. 171 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» 1864 г. мы можем отметить, что такие виды преступлений, как хищения, должны были рассматриваться мировыми судьями. Бывали случаи, когда правоприменитель уменьшал наказание за хищение вплоть до половины, обычно это происходило в случаях, если стоимость похищенного не превышала 50 копеек. Согласно современной юридической терминологии здесь можно распознать «не обособленный и фиксированный состав некоего малозначительного правонарушения, отделяемого от прочих, а юрисдикционное умаление санкции за общее правонарушение вследствие «малозначительности содеянного» .

Таким образом, анализ дореволюционного уголовного законодательства России свидетельствует о том, что в нем не содержалась какая-либо норма о малозначительности деяния, но мы можем предположить, что данная категория преступлений могла существовать, но законодатель специально ее не включал в законодательные акты и не детализировал ее признаки.

Советский этап

Большое внимание истории развития малозначительности деяния в советском уголовном праве уделил Н. М. Якименко. Анализируя законодательство, и соотнося с практикой его применения, начиная с первых лет советской власти, автор прослеживает эволюцию принципа исключения уголовной ответственности за малозначительные деяния, связывая его с развитием определения преступления в советском уголовном праве.

При исследовании социальной обусловленности нормы о малозначительности, установлении ее неразрывной связи с определением преступления обращается внимание на тот факт, что еще до принятия в феврале 1925 года Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, предусмотревшего соответствующее правило, правоприменительная практика уже шла по пути прекращения дел о незначительных нарушениях в силу отсутствия состава по смыслу ст. 6 Уголовного кодекса РСФСР 1922 года, определявшей преступление как общественно опасное деяние.

В ст. 4-а Уголовно-процессуального кодекса 1925г. отмечалось, что «прокурор и суд имеют право отказать в возбуждении уголовного преследования, а равно прекратить производством уголовное дело в тех случаях, когда деяние привлекаемого к уголовной ответственности лица, хотя и содержит в себе признаки преступления, предусмотренного Уголовным Кодексом, но не может признаваться общественно-опасным (ст. 6 Уголовного Кодекса) вследствие своей незначительности, маловажности и ничтожности своих последствий, а равно, когда возбуждение уголовного преследования или дальнейшее производство дела представляется явно нецелесообразным» .

В этой связи в правоприменительной практике применения закона наметилась тенденция к повсеместному применению данной статьи.

В ходе реализации и применения данной статьи давалась различная юридическая оценка содержащимся в ней положениям. Высказывались предположения о необходимости разделения ее на две самостоятельные нормы. В частности, предлагалось разделить ст. 4-а УПК РСФСР 1925 г. на две части. Так, Н. В. Крыленко считал необходимым сохранить лишь первую. Право прекращать дела из-за их «нецелесообразности» без указания конкретных оснований, по его мнению, должно было быть изъято у судебных учреждений любого уровня, дабы избежать разного толкования, а как результат, сумбура и произвола. Однако спор по поводу ст. 4-а УПК РСФСР 1925 г. разрешился иначе. Статью не убрали окончательно, а лишь исключили ее из самого УПК РСФСР 1925 г., а заложенная в ней идея получила свое развитие в примечании к ст. 6 УК РСФСР 1926 г.

Таким образом, понятие малозначительности впервые появилось в отечественном уголовном законодательстве в УК РСФСР 1926 г. и было закреплено в примечании к ст. 6, в которой также содержалось понятие преступления. Согласно указанному примечанию, «не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего Кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно опасного» .

Примечание к ст. 6 УК РСФСР 1926 г. распространялось на все деяния, предусмотренные данным источником права. По указанному поводу прекращались и дела о контрреволюционных преступлениях, в отношении рядовых участников белогвардейских дружин, служивших по несознательности, дела по самосудам, изнасилованиям, стороны по которым зажили брачной жизнью, и др. Значительное количество дел были связаны с должностными преступлениями, хотя по некоторым имелись лишь признаки дисциплинарного проступка и к примечанию к ст. 6 УК прибегать было попросту незачем. За подлог или растрату Инструктивное письмо УКК Верховного суда РСФСР № 2 1926г. для разграничения преступного и непреступного деяний был выдвинут количественный критерий — примерно десять рублей .

Вызывал споры также вопрос о субъектах (а также о стадиях) применения примечания к ст. 6 УК РСФСР 1926 г. Никогда не оспаривалось право суда применять данное правило на любой стадии процесса. Не менее активно обсуждалось право органов следствия и, в частности, прокурора на применение этой нормы. В постановлении от 28 июня 1926 г. Пленум Верховного суда РСФСР высказался за создание такой нормы материального уголовного права, которая могла бы практически применяться судом и прокурором. Такое понимание круга субъектов ее применения преобладало как в теории, так и на практике. По данному вопросу Пленум Верховного суда РСФСР 20 июня 1927 г. дал следующее разъяснение, которое обозначило пределы применения данной нормы:

1) прекращение возбужденного дела на основании примечания к ст. 6 УК может производиться только судом, и напротив, данное право не предоставлено ни органам дознания, ни следователю, ни прокурору;

2) если в орган дознания, следствия или в прокуратуру подано заявление о совершении деяния, содержащего явные признаки примечания к ст. 6 УК, органы дознания, следователь и прокурор имеют право в порядке ст. 95 УПК отказать в возбуждении уголовного дела .

Следующим памятником права, содержащим норму о малозначительности деяния, являлся Уголовный кодекс РСФСР 1960 г., согласно ч. 2 ст. 7 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. «Не являлось преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но, в силу малозначительности, не представляющее общественной опасности» . Таким образом, законодатель указал на малозначительность, но не раскрыл ее содержания, что аналогично и действующему уголовному закону. В законодательстве анализируемого периода достаточно последовательно был решен вопрос о субъектах, обладающих правом применения данной нормы. Данная возможность предоставлялась суду, прокурору, следователю, органу дознания по указанному мотиву отказать в возбуждении уголовного дела или прекратить его в силу отсутствия состава преступления.

В памяти остался один очень интересный пример, по сути, малозначительного деяния, но включившего в себя квалифицирующий признак.

Как мы все знаем карманный вор — это особая профессия. Ловят их только «за руку». Зачастую в такой руке — лишь копейки. Так вот, в середине 80-х годов прошлого века воровка-карманница похитила у пассажирки общественного транспорта мешочек, в котором был только листочек с текстом песни «Черемуха». Он был отпечатан в типографии, и поэтому имел установленную государством цену — а именно — 8 коп. Много это или мало? На указанную сумму тогда можно было купить: 8 коробков спичек, четыре раза долго поговорить по таксофону, два раза прокатиться на троллейбусе. В наши дни эквивалент этому — около 100 рублей. Несмотря на явную малозначительность содеянного, суд признал карманницу виновной в краже листочка и назначил ей реальное лишение свободы. В колонии ее прозвали «Черемуха».

В те годы это был обычный подход к толкованию нормы уголовного закона, регламентирующей наступление уголовной ответственности за карманную кражу. Суть такого правопонимания: табу на применение ч. 2 ст. 7 УК РСФСР о малозначительности содеянного «по цене похищенного» в отношении карманных воров. Как показывает пример, в советское время их наказывали уже за принадлежность к «профессии», в то время как реальные действия служили лишь мерилом для назначения наказания. Довольно строго тогда карались и «особо опасные рецидивисты-карманники». Запомнился случай, произошедший в 1985 г., когда только за покушение на кражу кошелька при действующей санкции от 4 до 10 лет лишения свободы виновного приговорили к 8 годам лишения свободы .

Эти примеры очень ярко демонстрируют, что, несмотря на наличие в советском уголовном праве норме о малозначительности, также в советском обществе велась ярая борьба с любыми преступными элементами, особенно заявившими о себе как о классе — «карманники».

Вернемся к нашему рассуждению. Можно вспомнить положение ст. 49 теоретической модели Уголовного кодекса, в которой предлагалась следующая редакция: «не является преступлением действие или бездействие, подпадающее под признаки деяния, предусмотренного в уголовном кодексе в качестве преступления, но в силу малозначительности не обладающее общественной опасностью, присущей преступлению» .

В ч. 2 ст. 8 Основ уголовного законодательства Союза ССР и Республик (принятых ВС СССР 2 июля 1991 г. № 2281–1) воспроизводилась редакция УК РСФСР 1960 г.: «не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Действующий Уголовный кодекс принятый в 1996 г., закрепил норму о малозначительности в ч. 2 ст. 14 и звучит она следующим образом: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности» .

Как мы видим, с развитием уголовно-правовой теории совершенствовалось и законодательство, в частности норма о малозначительности деяния. Процесс этот не завершен, и в настоящее время внимание ученых ориентировано на множество вопросов, например, такие как пределы действия данной нормы, повышение ее эффективности и т. д.

Литература:

Вопрос о понятии, сущности и критериях выделения малозначительного деяния уже довольно долго становится объектом дискуссий видных ученых в сфере уголовного права, однако есть некоторые нюансы, которые упоминаются совсем вскользь, либо совсем не упоминаются авторами при рассмотрении данного вопроса, хотя на наш взгляд, они являются основными для уяснения сущности института.
Сразу отметим, что в данной статье мы не будем подробно останавливаться на извечных вопросах о понятии состава преступления, однако следует подчеркнуть, что нам ближе позиция понимания состава как законодательной модели.

Ч. 2 ст. 14 УК РФ закрепляет понятие малозначительного деяния: «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».
Таким образом, в доктрине выделяются три основных критерия, по которым можно определить малозначительное деяние:
1) Деяние должно содержать признаки какого-либо преступного деяния, предусмотренного УК.
2) Деяние должно быть совершено с прямым, конкретизированным умыслом (то есть направленность умысла должна состоять в желании субъекта совершить именно такое малозначительное деяние).
3) В деянии отсутствует общественная опасность.
Критика указанных положений состоит в том, что указанные признаки носят неточный, обобщающий характер: не поддаются формализации ввиду их ситуативной вариативности; при применении указанных признаков, очень многое будет зависеть от мнения судьи.

В. Мальцев выделяет два возможных случая малозначительности: 1) кража карандаша/спичичного коробка и т. д. (общественная опасность отсутствует полностью), 2) общественная опасность есть, но она не превышает уровня гражданского или административного проступка. Примерно в таком же ключе мыслит довольно значительное количество ученых и практикующих юристов.
Однако на наш взгляд, такая позиция является ошибочной. В. Н. Винокуров правильно отмечает, что рассматривая малозначительность, следует учитывать два вида деяний: 1) за деяние может быть предусмотрена как административно-правовая, так и уголовно-правовая ответственность (например, кража и мелкое хищение), 2) за деяние предусмотрена только уголовная ответственность, а никакого дополнительного буфера в виде административной ответственности нет. Ученый предлагает использовать институт малозначительности только по отношению ко второму случаю.
На наш взгляд, позиция В. Н. Винокурова в целом более соответствует пониманию института малозначительности, однако ее следует развить и более детально проработать.

Для полного понимания проблемы следует обратиться к вопросу о соотношении понятий «состав преступления» и «общественная опасность». Данный вопрос отлично описан в статье Иванчина А. В . В целом существует две основные точки зрения на соотношение данных понятий.
Первая из них включает в состав преступления общественную опасность, распространяя ее по элементам состава (опасный способ — объективная сторона, корыстные побуждения — субъективная сторона и т. п.).
Вторая точка зрения, правильность которой обосновано доказывает Иванчин А. В., говорит о том, что состав преступления — это олицетворение признака противоправности, в то время как общественная опасность вынесена за рамки состава. То есть установление признаков состава преступления дает нам лишь предположение о наличии в деянии общественной опасности, однако это предположение опровержимо как раз в свете ч. 2 ст. 14 УК РФ, которая под угрозой признания деяния малозначительным требует наличия в деянии общественной опасности. Таким образом, для привлечения лица к уголовной ответственности его деяние должно содержать все признаки состава преступления и общественную опасность.

В связи с определением соотношения понятий «состав преступления» и «общественная опасность», можно перейти к основному вопросу: можно ли считать кражу карандаша, тетради, спичек и т. п. малозначительным деянием? Ответом на это вопрос должно быть однозначное и категорическое нет.

Малозначительное деяние должно содержать признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК. Учитывая то, что деяние будет считать преступлением если в нем содержатся все признаки состава преступления и присутствует общественная опасность, в малозначительном деянии должны присутствовать только признаки состава преступления, в то время как общественная опасность должна отсутствовать. То есть в малозначительном деянии есть признаки состава преступления, которые теоретически будут являться основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.
Рассмотрим пример с кражей карандаша. Согласно ч. 1 ст. 158, кража — это тайное хищение чужого имущества, то есть кража карандаша вроде как подходит под признаки состава указанной статьи, однако у нас есть норма КоАПа о мелком хищении — 7.27, в которой сказано, что «мелкое хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает одну тысячу рублей… или две с половиной тысячи…» наказывается административной ответственностью, а не уголовной, отсюда можно сделать вывод о том, что чтобы лицо подлежало уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ, оно должно совершить кражу, превышающую стоимость имущества в 2500 рублей или совершить квалифицированные составы кражи, если же лицо совершит кражу на меньшую сумму, оно уголовной ответственности не понесет по принципу Ultima ratio. То есть в его деянии будет отсутствовать такой признак состава, как объективная сторона.
А вот грабеж карандаша может быть признан малозначительным, так как декриминализации этого деяния нет, состав преступления будет присутствовать, а общественная опасность может отсутствовать.
Таким образом, законодатель сам вынес путем декриминализации малозначительное деяние — кражу карандаша — в разряд вообще непреступных.
В данном случае кража карандаша не будет являться малозначительным деянием, так как в краже карандаша отсутствует сам по себе состав преступления, а не только общественная опасность, поэтому признавать подобные деяние малозначительными — это значит нарушать ч. 2 ст. 14, в которой обязательным признаком малозначительного деяния должно быть совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.
Также наши доводы подтверждаются самой сущностью малозначительности. Признавать деяние малозначительным или нет решает только лицо, ведущее производство по делу, тогда как в вопросе о краже карандаша лицо, ведущее производство по делу вообще не сможет привлечь обвиняемого к уголовной ответственности.

Выводы:
1. Малозначительное деяние должно содержать все признаки состава преступления и при этом в деянии должна отсутствовать общественная опасность.
2. Декриминализация и перевод некоторых деяний УК РФ в КоАП снимает вопрос об их малозначительности, так как совершение таких деяний априори становится непреступным.
3. В связи со всем сказанным, считаем неправильными формулировки лиц, ведущих производства по делу, о прекращении дела в связи с отсутствием состава преступления, так как отсутствует не состав преступления, а общественная опасность по ч. 2 ст. 14 УК РФ.

ДИССЕРТАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

УДК 343.2 ББК 6/8.67.408

DOI 10.24411 /2073-3313-2018-10157

МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Мария Владимировна ЛЕВАДНАЯ, адъюнкт 3-го факультета кафедры уголовной политики Академии управления МВД России E-mail: mlevadniai@gmail.com

Научная специальность по публикуемому материалу: 12.00.08 — уголовное право

и криминология; уголовно-исполнительное право

Аннотация. В статье рассматривается институт малозначительности деяния, а также основные критерии признания деяния малозначительным. Выделены основные признаки и условия признания деяния малозначительным.

Ключевые слова: общественная опасность, малозначительность деяния, умысел, противоправное деяние.

Keywords: public danger, insignificance of the act, intent, illegal act.

Научный руководитель — М.Ю. Воронин, кандидат юридических наук, доцент

Институт малозначительности деяния в настоящее время является одним из самых актуальных и неизученных институтов уголовного права. Его природу ученые-правоведы всегда затрагивают попутно при изучении других институтов уголовного права. Однако в условиях современного общества, когда принципы гуманизации и справедливости наказания ставятся на первое место, данный институт играет огромную роль для восстановления социального равенства общества и справедливости.

Для российского права понятие «малозначительность деяния», а также ее критерии носят неточный, расплывчатый характер и меняются в зависимости от преобладающих в обществе и государстве основополагающих идей и взглядов. Нет ясности в трактовке фактов, по которым устанавливается малозначительность

деяния, а лишь указываются последствия, в силу которых данное деяние будет признано малозначительным.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Согласно данной формулировке для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы оно формально содержало признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но в его последствиях должна отсутствовать общественная опасность, влекущая привлечение к уголовной ответственности, или быть ничтожной.

Таким образом, законодатель указывает и на отсутствие общественной опасности в опреде-

ЗАКОН И ПРАВО • 09-2018

124 —————————————————————————

ДИССЕРТАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ленном деянии, и в то же время на малозначительность этого деяния.

Нам представляется, что любое деяние всегда либо несет определенный объем общественной опасности, либо таковым не является. При отсутствии общественной опасности деяния не наступает обязанность лица, совершившего это деяние, быть привлеченным к ответственности. Но парадокс заключается в том, что если деяние утрачивает признаки состава преступления (общественную опасность), то речь должна идти не о малозначительности деяния, а об отсутствии состава преступления в этом деянии.

Выделяя в ч. 2 ст. 14 УК РФ такой вид деяния, как малозначительное деяние, законодатель фактически признает существование промежуточного вида негативного поведения лица, которое не укладывается в дихотомию административного и уголовного правонарушения, поскольку оно находится между преступлением и административным правонарушением. Главное различие проводится по степени общественной опасности.

Может показаться, что это противоречит закону, так как формулировка ч. 2 ст. 14 УК РФ дает основание считать непреступные, малозначительные деяния полностью лишенными свойства общественной опасности. Однако в действительности противоречия нет.

В части 2 ст. 14 УК РФ имеется в виду отсутствие общественной опасности в уголовно-правовом смысле, т.е. ее определенного минимума, достаточного для привлечения лица к уголовной ответственности.

В теории уголовного права сложилось две позиции относительно понятия «малозначительность деяния».

Одни ученые-правоведы, в том числе Е. Благов, считают, что малозначительность возможна при совершении деяния, в котором общественная опасность присутствует, но недостаточно ярко выражена для признания деяния преступным. В этих случаях ответственность за совершенное деяние должна наступать по нормам иных отраслей права (административного, гражданского, дисциплинарного).

Данного мнения придерживался Н.Ф. Кузнецов, который указывал, что малозначительные деяния «лишены общественной опасности в уголовно-правовом смысле, хотя они могут быть общественно опасны с точки зрения административного, дисциплинарного, гражданского права или морального кодекса» . Или же общественная опасность вообще отсутствует. В

таких случаях лицо, совершившее противоправное деяние, освобождается от какой-либо ответственности.

Противоположного мнения придерживается В. Винокуров, который считает, что данный подход чрезмерно широкий и к малозначительности деяния относятся лишь те деяния, которые абсолютно лишены общественной опасности и являются непреступными.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Этого же мнения придерживался И.С. Само-щенко, который считал, что «проступки, которые формально подпадают под признаки запрещенных правом, но не имеют общественно вредного характера, не могут считаться противоправными» .

Мы придерживаемся первого мнения и считаем, что деяние можно считать малозначительным как при отсутствии общественной опасности, так и при ее наличии.

Существенным отличием малозначительного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 14 УК РФ, от иных видов правонарушений является также нормативное закрепление данных деяний в Уголовном кодексе Российской Федерации, т.е. деяние формально должно содержать признаки какого-либо преступления, предусмотренного Кодексом.

Учитывая то, что деяние будет считаться преступлением, если в нем содержатся все признаки состава преступления и присутствует общественная опасность, в малозначительном деянии должны присутствовать только признаки состава преступления, в то время как общественная опасность должна отсутствовать.

Иными словами, в малозначительном деянии есть признаки состава преступления, которые теоретически будут являться основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.

Вопрос о признании деяния малозначительным всегда вопрос факта, и при его решении должны, прежде всего, учитываться реально наступившие негативные последствия (например, явную малозначительность хищения), способ совершения деяния (насильственный способ исключает признание деяния малозначительным), форму вины (в ряде случаев для преступлений характерен только умысел), мотив, цель.

Критерием оценки опасности деяния должна быть степень выраженности юридических признаков в содеянном. Анализ фактических обстоятельств дела и сравнение их с признаками того или иного вида преступления, описанного в Особенной части УК РФ, позволят уста-

ЗАКОН И ПРАВО • 09-2018

———————————————————————————— 125

ДИССЕРТАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

новить, было ли деяние малозначительным. Лишь незначительная степень выраженности признаков вида преступления в содеянном может свидетельствовать о малозначительности содеянного. При оценке содеянного субъективному критерию отдается предпочтение.

Так, если умысел виновного был направлен на причинение значительного вреда, но реально был причинен ничтожный вред по не зависящим от него обстоятельствам, то деяние не может быть признано малозначительным.

Отнесение деяния к малозначительным не зависит от личности лица, совершившего противоправное деяние. Эти свойства учитываются на следующей стадии применения уголовного закона — при индивидуализации ответственности и наказания.

Таким образом, отсутствие четких и ясных критериев понятия малозначительности деяния дает полную свободу правоприменителю трактовать данный институт в зависимости от его уровня правосознания, компетентности, социальных стандартов и нравственности. Возможны случаи применения данной нормы по аналогичным правовым ситуациям по-разному.

На наш взгляд, необходимость внесения изменений в ч. 2 ст. 14 УК РФ существует давно. Дефиниция малозначительности деяния и критерии ее оценки в Уголовном кодексе Российской Федерации не приведены, что заставляет

правоприменителя самостоятельно определять их для достижения задач уголовно-правового преследования.

Кроме того, недостаточно разработаны пределы и правила применения малозначительности, соотношение института малозначительности с другими институтами уголовного права и влияние уголовно-правовой малозначительности на другие отрасли права. Исследование института малозначительности в уголовном праве не просто актуально, но и насущно необходимо.

Библиографический список

1. Благое Е.В. Применение уголовного права (теория и практика). СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. 505 с.

2. Винокуров В.Н. Малозначительность деяния в уголовном праве: признаки и формы // Журнал рос. права. 2014. № 14. С. 76.

3. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под. ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжевой. М.: Зерцало, 2002. 624 с.

4. Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. С. 96.

Понятие малозначительного деяния.

В ч.4 ст. 11 УК регулируются вопросы, связанные с понятием и критериями малозначительного деяния. В соответствии с данной нормой малозначительным признается деяние (действие или бездействие), которое формально содержит признаки преступления, но в силу малозначительности не обладает общественной опасностью, присущей преступлению. Малозначительное деяние—это такое деяние, которое не причинило и по своему содержанию и направленности не могло причинить существенного вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Из данного определения вытекает, что малозначительное деяние в силу отсутствия обязательного (материального) признака преступления – общественной опасности не признается вообще преступлением, а поэтому лицо, его совершившее, не подлежит уголовной ответственности.

Для признания деяния малозначительным требуется установить следующее:

деяние не причинило вообще никакого вреда либо причиненный вред является явно незначительным;

при умышленном совершении деяния умысел лица должен быть направлен именно на совершение малозначительного деяния, т.е. лицо, его совершающее, осознает, что в результате такого деяния не может быть причинен существенный вред отношениям (интересам), охраняемым уголовным законом.

Таким образом, для признания совершенного деяния малозначительным требуется наличие двух обстоятельств: объективного и субъективного. Совершенное деяние объективно не причинило и не могло причинить существенного вреда, т.е. фактически отсутствует вред либо он является явно малозначительным. Такое объективно малозначительное деяние охватывалось и сознанием лица, его совершившего.

Например, гражданин, видя, как покупатель в магазине положил сдачу в сумме 300 руб. в свой карман, тайно похищает эти деньги. В данном случае с учетом наличия и объективного и субъективного критериев совершенное деяние следует признать малозначительным. Если же вор — карманник совершает кражу портмоне, рассчитывая, что в нем находится крупная сумма денег, но в нем оказывается 300 руб., совершенное им деяние не может быть признано малозначительным вследствие отсутствия субъективного критерия: умысел виновного был направлен на причинение существенного вреда. Не должно признаваться деяние малозначительным и в том случае, если у лица был неконкретизированный умысел, т.е. его умыслом охватывались различные варианты возможных последствий совершаемого им деяния: причинение существенного либо несущественного вреда собственнику.

Совершение малозначительного деяния может повлечь следующие правовые последствия:

отказ в возбуждении уголовного дела с применением мер административного или дисциплинарного взыскания;

отказ в возбуждении уголовного дела без применения указанных мер взыскания в силу явной малозначительности деяния и как административного правонарушения.

Малозначительное деяние следует отличать от преступления, не представляющего большой общественной опасности. Если преступление, в том числе и не представляющее большой общественной опасности, всегда обладает материальным признаком, присущим преступлению, каковым является общественная опасность, то малозначительное деяние обладает лишь формальным признаком, присущим преступлению, противоправностью. В нем отсутствует общественная опасность как обязательный признак преступления, а поэтому малозначительное деяние не признается вообще преступным.

Преступление же, не представляющее большой общественной опасности, несмотря на то, что степень ее небольшая, обладает признаком общественной опасности, присущим преступлению. За такое преступление лицо подлежит уголовной ответственности, а совершение малозначительного деяния исключает таковую. Поэтому неправильной является мотивировка отказа в возбуждении уголовного дела по малозначительности с указанием на то, что совершенное деяние не представляет большой общественной опасности. Малозначительное деяние не представляет вообще общественной опасности, свойственной преступлению, и вследствие этого оно не является преступлением. Поэтому в постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела по малозначительности совершенного деяния следует указывать, что оно не является общественно опасным.

Необходимо иметь также в виду, что малозначительное деяние является таковым объективно, независимо от того, предусмотрены или не предусмотрены в УК квалифицирующие признаки состава того преступления, под признаки которого формально подпадает малозначительное деяние. Иными словами, указанные в законе квалифицирующие признаки относятся лишь к преступлению, которое подлежит квалификации с учетом этих признаков. Малозначительное же деяние не является преступлением.

§ 5. Административная и дисциплинарная преюдиция.
Деяния, влекущие уголовную ответственность по требованию потерпевшего

Рассматривая отличие преступления от иных правонарушений, мы коснулись и вопроса об административной и дисциплинарной преюдиции, которая регулируется ст. 32 УК. В данной статье указывается, что в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, уголовная ответственность за преступление, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение. Из этого положения вытекает, что деяние признается преступлением лишь после повторного его совершения при условии, что оно совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же деяние. При этом повторное совершение указанного деяния образует преступление, не представляющее большой общественной опасности.

Таким образом, признание деяния преступным закон связывает со следующими обстоятельствами:

повторностью;

предшествующей административной или дисциплинарной наказуемостью за аналогичное либо однородное деяние;

годичным сроком между наложением административного или дисциплинарного взыскания и совершением нового деяния.

Все указанные обстоятельства должны иметь место в совокупности, отсутствие любого из них является основанием непризнания содеянного преступлением в тех случаях, если указанный признак предусмотрен в качестве конструктивного признака (ст. ст. 224, 244, 248, 262, ч.1 ст. 296, ч.1 ст. 297, ст. ст. 326, 343, 371-2, 385, 386, 412 и 421).

В Особенной части УК признак административной преюдиции содержится в 29 статьях (первые части), признак дисциплинарной преюдиции содержится в одной статье (ст. 411). В 17 статьях признак административной или дисциплинарной преюдиции указывается в альтернативе с другими признаками, что позволяет признать деяние преступным и при отсутствии признака преюдиции (см. ст. ст. 177-1, 188, 189, 247, 257, 269,271, 272, 274, 275, 278, 281, 282, 304, 337, 371, 411).

Например, в ч.1 ст. 278 УК предусмотрена ответственность за нарушение правил безопасности производства, хранения, использования, транспортировки, захоронения или иного обращения с радиоактивными, бактериологическими, химическими веществами или отходами производства и потребления, совершенное в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение либо заведомо создавшее угрозу причинению вреда здоровью людей или природной среде. Ответственность за указанное преступление может наступить в двух случаях:

1) если оно совершено повторно после наложения административного взыскания за такое же нарушение;

2) если это нарушение заведомо создавало угрозу причинением вреда здоровью людей или природной среде.

В первом случае нарушение будет признано преступлением в зависимости от признака административной преюдиции. Во втором случае нарушение признается преступлением независимо от того, привлекалось или нет ранее лицо к административной ответственности.

В других же статьях УК признание деяния преступным зависит только от признака административной преюдиции. Например, открытие счетов за пределами Республики Беларусь и ведение по ним операций должностным лицом юридического лица без специального разрешения (лицензии) признается преступлением только в том случае, если лицо ранее в течение года совершило такое же деяние и было подвергнуто административному взысканию (ст. 224 УК).

Во всех статьях с преюдицией состояние наказанности лица, подвергнутого административному или дисциплинарному взысканию, ограничивается годичным сроком, за точку отсчета которого берется день наложения административного или дисциплинарного взыскания. Взыскание признается наложенным с момента вынесения в порядке, установленном законом, соответствующего постановления (постановления судьи или иного должностного лица о наложении административного или дисциплинарного взыскания, постановления судьи о переводе осужденного в тюрьму). Указанный годичный срок истекает в ноль часов дня, начинающегося за соответствующим днем следующего года. После истечения указанного срока повторно совершенное деяние, предусмотренное в статье УК с административной преюдицией, не образует преступления, и лицо, совершившее такое нарушение, не подлежит уголовной ответственности.

Решая вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности по статье Особенной части УК, содержащей административную или дисциплинарную преюдицию, соответствующие должностные лица органов дознания и предварительного следствия, прокурор и суд (судья) обязаны проверить законность предшествующего применения к нему мер административного или дисциплинарного взыскания. Если указанное лицо было незаконно привлечено к административной ответственности, уголовное дело по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК, содержащей преюдицию, подлежит прекращению в установленном порядке за отсутствием в деянии состава преступления.

Согласно ст. 33 УК ряд деяний, содержащих признаки перечисленных в этой статье преступлений, могут повлечь уголовную ответственность лишь в том случае, если лицо, пострадавшее от преступления, выразит в установленном уголовно-процессуальным законом порядке требование привлечь виновного к уголовной ответственности. Такое требование может исходить и от законного представителя пострадавшего от преступления либо от представителя юридического лица.

Таким образом, уголовную ответственность за некоторые деяния, предусмотренные уголовным законом, УК связывает с мнением потерпевшего, которое должно быть выражено в требовании привлечь виновное лицо к такой ответственности. При отсутствии указанного требования, исходящего от пострадавшего, его законного представителя или представителя юридического лица, не могут влечь уголовной ответственности следующие деяния:

1) умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения (ч.1 ст. 149);

2) умышленное причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения в состоянии аффекта (ст. 150);

3) умышленное причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 151);

4) умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны (ст. 152);

5) умышленное причинение легкого телесного повреждения (ст. 153);

6) истязание (ст. 154);

7) причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности (ст. 155);

8) изнасилование (ч.1 ст. 166);

9) насильственные действия сексуального характера (ч.1 ст. 167);

10) разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 177);

11) разглашение врачебной тайны (ч.1 и 2 ст. 178);

12) незаконное собирание либо распространение информации о частной жизни (ч.1 ст. 179);

13) угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст. 186);

14) клевета (ст. 188);

15) оскорбление (ст. 189);

16) нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав (ч.1 ст. 201);

17) нарушение неприкосновенности жилища и иных законных владений граждан (ч.1 ст. 202);

18) нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений (ч.1 ст. 203);

19) отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 204);

20) причинение имущественного ущерба без признаков хищения (ч.1 ст. 216);

21) незаконное отчуждение вверенного имущества (ст. 217);

22) умышленные уничтожение либо повреждение имущества (ч.1 ст. 218);

23) уничтожение либо повреждение имущества по неосторожности (ст. 219);

24) дискредитация деловой репутации конкурента (ст. 249);

25) разглашение коммерческой тайны (ст. 255);

26) нарушение правил безопасности движения и эксплуатации маломерных судов (ч. 1 ст. 316);

27) нарушение правил дорожного движения или эксплуатации автодорожных транспортных средств (ч.1 ст. 317);

28) хищение личных документов (ст. 378);

29) принуждение к выполнению обязательств (ч. 1 ст. 384).

Кроме указанных деяний уголовная ответственность только при наличии требования потерпевшего наступает за совершение его близкими следующие деяний: кража (ч.1 ст. 205), мошенничества (ч.1 ст. 209), присвоения или растраты (ч.1 ст. 211), угона автодорожного транспортного средства или маломерного водного судна (ч. 1 ст. 214).

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 4 УК близкими признаются близкие родственники и члены семьи потерпевшего либо иные лица, которых потерпевший обоснованно признает своими близкими. Согласно п. 1 ч. 2 ст. 4 УК близкими родственниками потерпевшего являются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, супруг (супруга) либо те же родственники супруга потерпевшего. Членами семьи потерпевшего являются его близкие родственники, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, проживающие с потерпевшим совместно и ведущие с ним общее хозяйство (п. 2 ч.2 ст. 4 УК).

В ч.2 ст. 33 УК предусмотрено право прокурора возбудить уголовное дело по признакам совершения преступлений, названных в ст. 33 УК, лишь в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Согласно ч.2 ст. 26 УПК дела о преступлениях, предусмотренных ст. 153 (умышленное причинение легкого телесного повреждения), ст. 177 (разглашение тайны усыновления), ч. 1 ст. 178 (разглашение врачебной тайны), ч. 1 ст. 179 (незаконное собирание либо распространение информации о частной жизни), ч. 1 ст. 188 (клевета, совершенная в течение года после наложения мер административного взыскания за клевету или оскорбление), ст. 189 (оскорбление), ч. 1 ст. 202 (нарушение неприкосновенности жилища и иных законных владений граждан), ч. 1 ст. 203 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений), ч. 1 ст. 216 (причинение имущественного ущерба без признаков хищения), ст. 217 (незаконное отчуждение вверенного имущества), ч. 1 ст. 316 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации маломерных судов) и ч. 1 ст. 317 (нарушение правил дорожного движения или эксплуатации автодорожных транспортных средств) УК, являются делами частного обвинения. Такие дела возбуждаются лицом, пострадавшим от преступления, его законным представителем или представителем юридического лица. Производство по указанным делам подлежит прекращению в случае примирения указанных лиц с обвиняемым.Дело об указанных преступлениях вправе возбудить прокурор и при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если они затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы. В таких случаях дело, возбужденное прокурором, направляется для производства дознания или предварительного следствия, и производство по нему не может быть прекращено в ходе предварительного расследования за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым.

По делам о таких преступлениях, рассматриваемых в суде, прокурор вправе в любой момент вступить в судебное разбирательство и поддерживать обвинение в суде, если этого требует защита прав граждан, государственных или общественных интересов. В этом случае производство по уголовному делу за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым в ходе судебного разбирательства прекращению не подлежит.

К делам частного обвинения согласно ч. 3 ст. 26 УПК относятся также дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 205 (кража), ч.1 ст. 209 (мошенничество), ч.1 ст. 211 (присвоение или растрата) и ч. 1 ст. 214 (угон автодорожного транспортного средства или маломерного водного судна) УК, совершенных в отношении лица, пострадавшего от преступления, членами его семьи, близкими родственниками либо иными лицами, которых оно обоснованно считает близкими.

Таким образом, из перечисленных в ст. 33 УК деяний образуют дела частного обвинения 15 видов преступлений, в том числе по делам о 12 преступлениях прокурор вправе возбудить уголовное дело и тогда в ходе предварительного его расследования оно не подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым. По этим же делам, рассматриваемым в суде, прокурор вправе вступить в судебное разбирательство и тогда производство по ним в ходе судебного разбирательства не подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым.

Остальные деяния, предусмотренные в ст. 33 УК, образуют дела частно-публичного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по заявлению лица, пострадавшего от преступления, его законного представителя или представителя юридического лица, но производство по ним за примирением с обвиняемым прекращению не подлежит (ч.4 ст. 26 УПК). К таким делам, в частности, относятся дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 ст. 149 (умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения), ст. 150 (умышленное причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения в состоянии аффекта), ст. 151 (умышленное причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление), ст. 152 (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны), ч. 1 ст. 154 (истязание), ст. 155 (причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности), ч. 1 ст. 166 (изнасилование), ч. 1 ст. 167 (насильственные действия сексуального характера), ч. 2 ст. 178 (разглашение врачебной тайны), ст. 186 (угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества) ч. 2 ст. 188 (клевета), ст. 201 (нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав), ст. 204 (отказ в предоставлении гражданину информации), ч. 1 ст. 218 (умышленное уничтожение либо повреждение имущества), ст. 219 (уничтожение либо повреждение имущества по неосторожности), ст. 249 (дискредитация деловой репутации конкурента), ст. 255 (разглашение коммерческой тайны), ст. 378 (хищение личных документов) и ч. 1 ст. 384 (принуждение к выполнению обязательств).

Дела частно-публичного обвинения при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, также имеет право возбудить прокурор, если преступление затрагивает существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Производство по такому делу за примирением потерпевшего с обвиняемым в ходе предварительного расследования не подлежит.

Таким образом, 13 деяний, названных в ст. 33 УК, и одно деяние, не названное в этой статье, образуют дела частно-публичного обвинения. Наступление уголовной ответственности по делам как частного, так и частно-публичного обвинения, зависит не только от требования (заявления) потерпевшего, но и от решения прокурора о возбуждении уголовного дела о таких преступлениях. Правовые последствия рассмотрения указанных дел предусмотрены в УПК.

Литература

Бабий, Н.А. Понятие преступления в судебной практике // Теоретическое и правовое обеспечение реформы в сфере борьбы с преступностью в Республике Беларусь: материалы международной научно-практической конференции (Минск, 22-23 апреля 1999 г.). Мн., 1999. С. 17 — 21.

Барков, А.В. Реализация этических начал в уголовном законодательстве// Там же. С.3 — 9.

Дьяков, С. Малозначительность деяния и уголовная ответственность // Соц. законность. 1980. № 7. С.30-32.

Ераксин, В.В. Ответственность за преступление. М., 1979.

Классификация преступлений и ее значение для деятельности ОВД: учебное пособие. М., 1983.

Ковалев, М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. Свердловск, 1987.

Коган, В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. М., 1983.

Коноплева, Н.И. Новое уголовное законодательство о юридической природе преступления и связанных с ним институтов // Проблемы законности и правопорядка: материалы конференции. Новополоцк, 2000. С. 263-264.

Коробеев, А.И. Уголовная наказуемость общественно опасных деяний: учеб. пособие. Харьков, 1986.

Кривоченко, Л.Н. Классификация преступлений: учеб. пособие. Харьков, 1983.

Крылов, Г. Разграничение преступления и административного проступка // Сов. юстиция. 1985. № 13. С. 15-16.

Кузнецова, Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969.

Ляпунов, Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права: учеб. пособие. М., 1989.

Мальцев, В.В. Оценка следователем общественной опасности посягательства, Волгоград. 1986.

Марцев, А.И. Преступление: сущность и содержание: учеб. пособие. Омск, 1986.

Марцев, А.И. Вопросы совершенствования норм о преступлении // Сов. государство и право. 1988. № 11. С.85-89.

Махоткин, В. И. Классификация преступлений по степени их общественной опасности // Сов. государство и право. 1988. № 10. С.78-83.

Махоткин, В.И. Ответственность за преступления, не представляющие большой общественной опасности. М., 1980.

Онгарбаев, Е.А. Теоретические основы классификации преступлений в уголовном законе. Караганда, 1992.

Панфилов, П., Мальцев, В. Определение малозначительности деяния // Сов. юстиция. 1984. № 14. С.14-16.

Пашин, С. Понимание преступления // Уголовное право. 2000. №3. С.81-90.

Пионтковский, А.А. Учение о преступлении. М., 1961.

Попов, В.А. Когда бездействие преступно. М., 1980.

Прохоров, В.С. Преступление и ответственность. Л., 1984.

Саркисова, Э.А. Значение положений Общей части уголовного права для обеспечения законности в правоприменительной практике ОВД.// Правовые средства обеспечения социалистической законности в деятельности органов внутренних дел: сб. науч. тр. Мн., 1989. С. 59-64.

Саркисова, Э.А. Проблемы предупредительного функционирования уголовного права в деятельности органов внутренних дел // Проблемы формирования правового государства в Беларуси: сб. науч. тр. Мн., 1994. С. 129-133.

Сидоров, Б.В. Уголовно-правовые гарантии правомерного, социально-полезного поведения. Казань, 1992.

Церетели, Т.В. Основания уголовной ответственности и понятие преступления // Правоведение. 1980. № 2. С.80-86.

Чубарев, В.Л. Общественная опасность преступления и наказание. М., 1982.

Шишов, О.Ф. Преступление и административный проступок: учеб. пособие. М., 1967.

Шуберт, Л. Об общественной опасности преступного деяния. М., 1960.

Щепельков, В. Определение уголовной противоправности деяния при конструировании и применении Уголовного кодекса // Закон и право. 2002. № 7. С. 45-47.

Якименко, Н.М. Малозначительность деяния в истории советского уголовного права // Правоведение. 1983. № 1. С.34-44.

Якименко, Н.М. Оценка малозначительности деяния при производстве расследования. Волгоград. 1987.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *